СЕРДЕЧНИКИ

Раздел: Без рубрики — admin @ 11:51 дп — Комментариев нет

Человек после инфаркта становится инвалидом. А после двух, трех? Большая группа сердечников применяет рекомендации и находится под моим наблюдением около двух лет. Чувствуют они себя хорошо, нагружаются работой, как здоровые. При каких-нибудь признаках недомогания берут конспект, смотрят, что надо сделать, и старательно выполняют. Без лекарств!
…Галина Кузьминична Баранова, омичка, перенесла три инфаркта. В авиационном полку прошла всю войну. Однажды при перебазировании летной части машина перевернулась, и Галина очень сильно ушибла голову и позвоночник.Галина Кузьминична пришла к нам на занятия в марте 1990 года. Вот ее рассказ.
…Я от остановки еле шла —два шага сделаю — остановлюсь. Мы с подругой к вам в первый раз почти час добирались, а сейчас это расстояние за пять минут прошла. После первого сеанса я не остановилась ни разу. Подруга мне гово-рит: «Что же ты не отдыхаешь?!» А я и забыла… В 1985 году у меня случился инфаркт. Через четыре года — второй и сразу третий. Боли в сердце были ужасные, я не думала никогда выжить. И врачи не думали. Тогда я могла дойти от кухни до дивана и в туалет, другого ничего у меня не было. Так прожила четыре года. Очень болело сердце, я даже кашлянуть не могла. Болели суставы, позвоночник. Были сильные головные боли. По горсти в день пила всяких таблеток. А теперь второй год в рот не
беру ни-ка-ких! Теперь я живу. И чувствую себя совершенно здоровым человеком. После первого сеанса вернулась, чаю выпила и мужу говорю: «Пойдем в сад». А он мне: «Да ты что, ложись и лежи». Я отвечаю: «Не-ет! Давай тогда убирать». Начали уборку в квартире делать —и пошло у меня на лад.
Все, чему меня научила Ирина Александровна, я выполняла, и по сию пору все делаю А сердце мое… : я не знаю, где оно. Забыла! Ни-че-го у меня не болит! Вот послушайте, какой у меня день. Встаю в шесть утра. Муж уходит на работу в полседьмого, я завтрак ему готовлю. Обед с собою даю, потом квартиру убираю, уберу —пойду по магазинам. Весной занимаюсь с помидорной рассадой, пикирую, езжу в сад, везу опилки, землю с собой в сумках — ведро земли. А в саду ведь поработать надо: зимой снег кидаю, утаптываю деревья снегом, опилки деревьям подсыпаю. Я теперь человек здоровый. Все делаю —все домашние задания, на занятия я хожу легко, прямо лечу. Будто мне тридцать лет.
Георгий Никандрович Шаханин живет в Омской области. Перенес три инфаркта, лекарств пил — без счета. Постоянно болели сердце, суставы и голова. Ходить совсем не мог. Пришел к нам, поверил, начал сразу действовать. И вот что он говорит:
— Раньше, если я пять полешков дров возьму, в избу занесу— без сил падал. Теперь голова не болит, ноги ходят. После пяти занятий — поставил четыре фляги, поехал за водой. Воды привез, каждую фляги сам вылил, а в ней —40 килограммов! И — ничего, сердце не болело, спал хорошо.
С первого дня все задания выполнял. Ни одной таблетки не выпил…
Анна Ивановна, перенесла инфаркт. Беспокоило сердце, позвоночник, печень. Мучила одышка, постоянно сохло во рту. Вес был 137 кг. Дневная доза нитроглицерина — до шести таблеток. Семья дала ей «отпуск на лечение» на десять дней. Через две недели она весила уже 108 кг.
…За это время я ни разу не брала в рот нитроглицерина. С первого дня занятий. А раньше без него никуда не ходила.
Решительно все процедуры я выполняла. Уже две недели есть не хочу, почти не ем. И мне лучше: легче ходить. Раньше сделаю пять шагов — надо передохнуть: одышка. А сейчас — хоть сколько пройду, не останавливаюсь, мне легко. Вывела камни нз почек и желчного пузыря. Теперь чисто.
Но вот что интересно: я за это время сильно изменилась. Веры у меня стало больше — в Бога, в Добро. Добро нужно делать, и самим себе, и людям. Я стала намного добрее, даже дома неохота ругаться, если и разозлишься иногда.
Может быть, я буду заниматься целительством: от бабушки я умею заговаривать грыжу — паховую, белой линии и пупочную, травы знаю. Только я себя лечить не умела… Делаю все упражнения и теперь уже не остановлюсь.
В Большеречье привели ко мне мальчика Андрюшу, 7 лет. Он перенес операцию на сердце, из-за повышенного легочного давления зашивали (суживали) легочную артерию — мол, в легкое поступает слишком много крови. Мальчик нервный, плохо спит, на груди — сердечный горбик.
Я продиагностировала: поражение левого виска, мышцы слабенькие, в крови — сахар, органы опущены, в моче — белок. Клапаны сердца слева приоткрыты, сердечко слабое. Ребенок весь синий. Подняла почки. Сняла травму с виска. Усилила поджелудочную железу. Закрыла клапаны левого сердца. Моя рука успокоилась: порядок.
Дома Андрей уснул и проспал до следующего утра — еле добудились. Но главное, что всех поразило: горб стал таять! Через неделю края горбика разошлись на ширину Андрюшиной ладони. Мальчик стал спокойней, окреп. Вот что говорит Нина Никаноровна, бабушка Андрея — она тоже посещала наши занятия:
— Я страдала бессонницей. Часто не могла уснуть до четырех утра. В глазах — постоянно песок. А сейчас сплю с самого вечера, а иногда и днем. И внук мой, Андрюша, отсыпается вместе со мной за многие годы — он тоже спал очень плохо с самого рождения.
Повязку из шерсти ношу постоянно — мне даже хочется с этой повязкой ходить. И я знаю, как себе помочь. Вчера в сердце появилась боль, я сразу стала поглаживать от локтя к мизинчику в области меридиана сердца — и прошло. Мне эти занятия очень помогли в жизни. Андрюша у нас был очень нервным н раздражительным. У него сердечный горбик. Обследовали его в Москве, в Киеве. Даже американский профессор его смотрел. Одну операцию ему сделали в Омске, а другую готовятся сделать в Америке. Он постоянно был синий, простуживался, кашлял, всего боялся. А сейчас стал розовым, ест хорошо, с удовольствием на турнике подтягивается. Легкие очистились, кашля нет, потеть ребенок перестал. А горбик разошелся — это все признали, даже папа, который никогда в успех лечения не верил. И вообще в семье стало радостнее — и это хорошо влияет на Андрюшу,
Нина Николаевна нз Большеречья перенесла инфаркт. Вот ее история.
— Болело сердце, беспокоили высокое давление и сухость во рту (сейчас во рту не сохнет). Когда лежала в больнице, мне было так плохо, что я ходить не могла. После первого же сеанса исчезли боли, но не решалась об этом говорить до вчерашнего дня. А сейчас могу сказать: проверила на практике! Вчера мы сажали картошку: так я одна на трактор ее грузила в сетках, а потом огород лопатой копала. Я засадила пол-огорода. Потом устала и прилегла, но сердце не болело, не было одышки, во рту не сохло, усталость быстро прошла. Аппетит снизился, есть совсем не хочу.
Марья Михайловна из Большеречья перенесла инфаркт. Постоянно болели сердце и позвоночник, были холодные руки и ноги. Узнала о наших занятиях, пришла. И она замечает серьезные улучшения самочувствия:
— …Перестало болеть сердце, легко достаю ладонями до пола, руки и ноги не болят — и теплые, во рту не сохнет, и совсем не хочется есть. Уже три дня только чай пью, и чищу, полощу себя — сколько из меня всякой гадости вышло — сказать невозможно.
Проректора одного из медицинских вузов страны привела ко мне на прием жена. Его беспокоили боли в правом подреберье. Высокое артериальное давление —до 240 мм рт. ст.
На диагностике я сказала ему, что у него желчный пузырь забит камнями — нужно вывести, но у проректора на руках было заключение УЗИ о том, что желчных камней нет. Он сомневался, но жена, у которой был опыт выведения камней по нашей методике, настояла. Через неделю он пришел в зал, где я вела занятия, и похвалился, что снизил верхнюю границу артериального давления с 230 до 130 мм рт. ст. А камней вышло видимо-невидимо… боли прекратились.
…Семья Подольских — фронтовики. На первое занятие добрались с огромным трудом. У Марии Ивановны трижды была клиническая смерть, три месяца после этого она лежала дома и криком кричала. Болело все, но особенно голова и сердце. Давление зашкаливало за 260, пачки пенталгина не хватало на день. Врачи не отходили и делали все, что могли. Такой ее привезли на первый сеанс. На второй — потихоньку, цепляясь за мужа, со слезами доехала в Дом офицеров на автобусе. На третий —шла смело, а после пятого—160 на 100, голова и сердце не болят. При очистке вышла масса камней из кишечника и желчного пузыря без боли. Федор Васильевич страдал долгие годы от болей в суставах, руки поднять не мог, страшно потел. Сейчас все это позади.
…Анастасия Николаевна Коновалова в войну была начмедом санитарного поезда. Пришла на сеансы И. А. Васильевой в марте 1990 года. Мучили сердце, гиловные боли, слабость, постоянно пила аллахол — беспокоила увеличенная печень. Обследовали печень — зондирование. УЗИ,—ничего не находили и удивлялась — почему болит, почему увеличена?
Еще в 1990 году после сеансов почувствовала бодрость, научилась снимать головные боли и сердечные приступы, стала больше двигаться, окрепла. Но боялась тогда чистить печень и кишечник.
А сейчас — решилась! И удивлению ее не было границ: вышли огромные зеленые сгустки, похожие на медуз, черно-зеленая масса и, наконец, маленькие зеленые мягкие камешки. Почувствовала, что печень «опала», пришла в норму, сердце перестало покалывать.
…Константин Павлович Прошкин сейчас работает маляром, ходит по крыше, считает себя совершенно здоровым человеком, хотя ему далеко за 60. Пришел сюда два года назад с общей подавленностью и жесточайшей язвой желудка. Через некоторое время язва зарубцевалась. Увлекся травами, вылечил почки. В эту неделю начал чистить свой кишечник, научился поднимать опущенные органы и — как будто на свет народился. Исчезла боль в руке.
Скажите, Константин Павлович, что Вы думаете по поводу распространенного мнения о том. что экстрасенсорное воздействие открывает человека всем ветрам, его собственные защитные силы ослабевают?
Я считаю, что это — глупость, ничего подобного. До 1990 года я постоянно болел пневмонией, а с той поры не заболел ни разу. Стал обливаться холодной водой, а раньше и помыслить о таком не мог, спокоен и уверен в себе, хоть жизнь нашу спокойной никак нельзя назвать. Я верю Ирине Александровне потому, что ее рекомендации основаны на народной медицине и науке, несет она людям Добро.
Нужны ли были эти занятия, сочетавшие обучение искусству борьбы с недугами к лечебный бесконтактный массаж?
Реакция зала было единодушна: очень нужны! Пусть не все успели выполнить все знахарские «домашние задания»—они знают, что и как надо делать. И хотят жить. Всем стало лучше. И в том, что это — не временное улучшение, а надежный выход к норме, убеждает опыт тех, кто использует эти средства годами.

 



Оставить комментарий

(обязательно)

(не публикуется) (обязательно)


CAPTCHA image